Военная фото- и кинолетопись донесла до нас в лучших, не грешащих парадной постановочностью кадрах истинный облик труженика войны.

И пусть никого не пугает внешний вид солдат, неделями и месяцами не вылезающих из окопов и боевых машин, продирающихся через кусты, колючую проволоку, болота и руины. Не нова "суконная, казенная военная шинель, у костра в лесу прожженная", но заботливо зачинена хозяйскими руками, отчищена-отбрита трофейным штыком от прилипчивой грязи и затянута ремнем, как положено. И пилотка, вечно придавленная каской, помята и не слишком лихо сидит на голове, и обмотки накручены не фасонисто, и "звездочка не уставная, а вырезанная из банки". Но именно этот воин, а не тот лубочно-плакатный, что "русской ложкой деревянной восемь фрицев уложил", страшной ценою победил в самой кровопролитной из войн.

Рядовой, сержант, лейтенант... Но и генералы не выглядели картинно. Михаил Катуков, будущий танковый маршал, нарисовал свои первые генеральские звезды химическим карандашом на петлицах красноармейской шинели. И не только в тяжелейшем 41-м, но и в иные годы надевали генералы солдатское. Так, рекогносцировку переднего края К.А. Мерецков проводил, в целях конспирации, в сержантской форме. А в освобожденный Киев маршал Жуков вступил в шинели без погон и с очками на фуражке. Чтобы удобнее было руководить в бою, некоторые танкисты - и генералы и офицеры - прикрепляли погоны к комбинезону.

А в скольких комбинациях сочеталось с красноармейской формой поступавшее по ленд-лизу спецобмундирование! Это противоречило букве устава, но таков быт войны.

Из фронтовых реалий: не всем хватало знаков различия - не только петлиц, но и погон!

РР°РРµСС