На основании постановления Совнаркома и ЦК ВКП(б) от 19 января 1941 г. был издан 1 февраля приказ наркома обороны №005, предусматривавший унификацию формы одежды и ее приближение к условиям военного времени.

Приказом отменялись особая форма казачьих частей, открытые френчи комначсостава авиации и бронетанковых войск, курсантская летняя фуражка, окантовка хлопчатобумажного обмундирования и пилоток комначсостава.

Вводились: для курсантов и красноармейцев - суконная пилотка вместо фуражки; для всех строевых командиров, курсантов, младшего начальствующего и рядового состава всех родов войск - хлопчатобумажная куртка на вате; для всех старших и средних командиров и политработников на мирное время - однобортный мундир из габардина цвета хаки на пяти латунных пуговицах и к нему шаровары из той же ткани. Воротник мундира - стоячий жесткий с петлицами. Для начсостава штабов и тыловых частей оставались френч и брюки навыпуск.

Для курсантов, младшего начсостава сверхсрочной и срочной службы парадно-выходной мундир шился из полугрубого сукна цвета хаки на пяти светлых пуговицах для ношения зимой и летом. Мундир красноармейца - хлопчатобумажный с черными пуговицами.

Этим же приказом шинель укорачивалась на 3-4 см. Командно-начальствующему составу на военное время установили однобортную шинель на крючках.

Ряд положений наркомовского приказа выполнили не до конца - началась война, стало не до парадных мундиров. Не вполне удалась и отмена казачьей формы: во-первых, не хватало обмундирования на замену, во-вторых - казаки попросту не хотели расставаться с одеждой, возрожденной после долгих лет расказачивания. Также сыграли роль извечное разгильдяйство и неповоротливость интендантов. В результате в первые месяцы войны картина была довольно пестрой: и в действующей армии, и в тылу носили как старое, формально отмененное, так и нововведенное обмундирование.

В 1941 г. для комначсостававзаменшинели образца 1935 г. ввели новую - того же покроя, что и генеральская, но из серого шинельного сукна и без окантовки; по борту - пять пуговиц со звездой. В сущности, вернулись к традиционной русской офицерской, которая, впрочем, называлась офицерским пальто-шинель была на крючках. Меж тем в войсках НКВД подобную шинель, но на шести пуговицах по борту (практически существующего образца) носили уже несколько лет.

15 апреля 1941 г. в обмундирование войск и органов НКВД и НКГБ внесли изменения, во многом сходные с армейскими, но с учетом ведомственных отличий.

Комендантам железнодорожных и водных участков предписывалось носить новую фуражку - с красным верхом и кантами: зеленым - по тулье и красным - по верху черного околыша.

Весной 1941 г. ввели хлопчатобумажный бушлат на вате с двубортной застежкой на большие форменные пуговицы. Полочки и спинка с двухмысковой кокеткой, от мысков вниз по спине настрачивались широкие полосы из той же ткани со шлевками-пропусками для ремня. Рукава - с хлястиками, на концах воротника - шинельные петлицы. Этот бушлат, продержавшийся до конца 60-х, предназначался для рядовых и сержантов, но иногда служил и старшим начальникам: так, в нем на передовой под Севастополем часто появлялся генерал И.Е. Петров.

Война потребовала дальнейшей унификации формы. Августовским приказом в действующей армии и маршевых частях отменялись нарукавные знаки, канты на обмундировании и генеральские лампасы, вводились защитного цвета петлицы и знаки различия. На практике и этот приказ исполнялся отчасти. Непросто выпороть уже вшитые канты, еще труднее - обеспечить войска новыми знаками. Потому и мелькали на защитных петлицах эмалевые шпалы и треугольники, латунные эмблемы родов войск, а на рукавах у комиссаров и на защитных фуражках - красные звезды. Изредка встречались также латунные командирские знаки различия с зеленой эмалью и зеленые суконные звезды политработников с алой шелковой обшивкой и золотой вышивкой серпа и молота.

А вот в армии К.К. Рокоссовского командирам предписывалось носить цветные петлицы! Четкое, ясно различимое обозначение званий предпочиталось псевдомаскировке. Ведь в противном случае полевого командира отличало от бойца только снаряжение.

Для военнослужащих-женщин 3 августа ввели берет, полевое платье, а также пальто, которое, впрочем, не прижилось - обычно по фигуре подгонялась мужская шинель. Сшивной суконный берет цвета хаки сменился валяным. Интересно, что платье, которое носят ныне при полевой форме, с 1941 г. почти не претерпело изменений: те же полукруглые карманы, образованные передней деталью юбки, те же прорезные нагрудные с листочкой на пуговице. Только добавились вертикальные вытачки на полочках да упразднен прошитый пояс, перекрывающийся снаряжением. Петлицы нашивались на отложной воротник платья, а использовалось оно комначсоставом наряду с гимнастеркой и юбкой защитного цвета из шерсти или хлопка.

Регулировщики движения с началом войны получили на левый рукав черный ромб с белой обводкой и буквой Р в белом же круге. Ромб мог нашиваться и на красную повязку.

25 августа телогрейка-подбушлатник приобрела стояче-отложной воротник с петлицами. Она застегивалась петлями-шлевками на пять больших пуговиц, а манжеты рукавов - аналогичным образом на малые; по бокам имелись шлевки для ремня. В боковые швы пол вшивались накладные открытые карманы. В обиходе называемая фуфайкой, телогрейка исправно служила полевой верхней одеждой и бойцу и командиру.

18 июля вышло постановление Госкомобороны "О мероприятиях по обеспечению Красной Армии теплыми вещами на зимний период 1941/42 г.". Уже в первую военную зиму тыл постарался обеспечить фронт теплым обмундированием. Командный состав носил под шинелями овчинные жилеты, хорошо согревавшие и не стеснявшие движений. Многие бойцы и командиры были в добротных романовских полушубках, служивших и неплохим маскировочным средством. В них ходили и танкисты, хотя протискиваться в танковый люк при этом было трудновато, да и пачкались они быстро.

В старой русской армии на внутренней стороне крытых мехом воротников шинели и бекеши предписывалось нашивать положенные полку петлицы. В РККА их начали было размещать на нижней стороне воротника полушубков - мол, если тот поднят, будет видно звание. При этом не учли, что опущенный воротник часто закрывал петлицы гимнастерки. С введением погон вопрос отпал.

В дивизиях народного ополчения под Москвой и Ленинградом встречалась самая архаичная одежда. Из цейхгаузов выгребалось все - и шинели-кафтаны со следами споротых "разговоров", и меховые шапки-финки без звезд, которых на всех не хватало. А вот дивизии НКВД отличались отменным обмундированием.

У высших командиров нередки были кожаные регланы на овчине и с меховыми воротниками, шапки с кожаным верхом. Многие генералы носили вместо кокард пятиконечные звезды - Н.А. Гаген, И.И. Масленников, И.Г. Захаркин, Л.А. Говоров и другие.

Под каску надевался вязаный подшлемник (в свернутом виде походивший на лыжную шапочку) - серый, коричневый или зеленоватый, с отверстием для лица и откидывающимся внутренним клапаном, подняв который можно было закрыться до самых глаз.

РР°РРµСС